Выдержка из книги «Индульгенция на убийство»

«Чередующиеся светлые и темные полосы пробудили сознание. Что это? Проснулся что ли? Но когда лег, где спал? – все это совершенно не запечатлелось в памяти. Напрягаясь вспомнить, — будто уперся в барьер. Ничего нет, ни одного воспоминания. Подняв руку, смог коснуться своего лица, заодно и разобрался, что светотени, это череда светильников на потолке, видимая через пелену простыни, покрывающей лицо. Потянув, освободился от нее, и, в туже секунду, услышал оглушительный женский крик:
— Он жив. Люся, бегом назад, в операционную бегом.

Опустив взгляд, увидел, как развернулась светловолосая девушка в белом халате, и всплеснув руками, резко остановила движение, подставив бедро, а, в следующий миг, каталка понеслась по коридору обратно, увеличив скорость чередования полос света ламп раза в три. Проскочив с грохотом раскрывшиеся двери, девушка, ухватившись за поручни, проскальзывая видно по кафельному полу, затормозила движение. В поле зрения показался мужчина в зеленом колпаке, пристально всматривающийся в его лицо. Сверху наклонилась еще одна женщина, и выпучив глаза, запричитала:

— Жив, жив, голубчик. Держись, мы сейчас все сделаем. Ты только глаза не закрывай.

Пытаясь произнести приветственное «здравствуйте» понял, что сделать этого не могу, сознание начало давать не понятные сбои, язык отказался повиноваться воле. Пытаясь выполнить просьбу медсестры и не закрывать глаза, какое-то время, он еще видел и слышал, подмечая все: кто-то кричал мужским голосом, кто-то женским. Его прокатили еще через несколько дверей и подняв, переложили. Ярко вспыхнул свет от мощной лампы и глаза сами сомкнулись, защищаясь от него, но слух и осязание продолжали фиксировать происходящее: